Дата публикации

«Оздоровление» демократии в результате комплексного воздействия COVID-19

"Болезнь не сваливается на голову как гром среди ясного неба. Она является результатом постоянных нарушений законов природы. Постоянно расширяясь и накапливаясь, эти нарушения внезапно прорываются в виде болезни, но сия внезапность только кажущаяся".    Гиппократ

Медицинская терминология последовательно укрепляет свои позиции в научном, экспертном и политическом дискурсе. Такая тенденция сохранится как минимум до конца текущего года. Спектр вопросов, которые вынесены кровотоком из глубин пандемии COVID-19, напоминает дремучие джунгли капилляров, в которых запутались СМИ и простые граждане, почти профессионально оперирующие медицинскими терминами.  Информационный поток стремительно несет нас в будущее, не позволяя слишком долго задерживаться в настоящем. В сценариях будущего COVID-19 сродни тромбу, который повернет многие процессы вспять и навсегда разрушит или изменит привычный ход вещей и пересмотрит систему ценностей.

«Демократия в опасности»

Едва ли не главным вопросом, который сегодня набирает обороты в экспертном дискурсе, является усиление полномочий государства в условиях пандемии. В длинном шлейфе этой проблемы переплетаются права человека, общественные и личные блага, соблазн усиления личной власти и эрозия демократических ценностей. По сути сегодня ставится вопрос о «сильном государстве», о вкусе власти, действующем как магнит на политических лидеров. Вкупе они подтачивают здоровый организм в условиях пандемии и по логике вещей должны неминуемо запустить процесс разрушения. Сегодня эта проблематика подается под новым соусом «пандемия», но является ли она таковой на самом деле? В начале 2000-х гг. американский философ и политолог Ф.Фукуяма уже поднимал этот вопрос и весьма обстоятельно давал на него ответ. Переосмысление роли государства, особенно в сфере внутренней политики, не только войдет в повестку дня, но и скорее всего станет одной из самых обсуждаемых тем. Ф.Фукуяма понимал под «сильным государством» прежде всего эффективное государство. Правильное функционирование государственных учреждений помогает снимать ряд не только внутренних, но и внешних проблем современных государств. Кроме того, есть сферы, в которых государственный сектор просто обязан превалировать. И сегодня это как никогда очевидно.

Ф.Фукуяма выделил минимальные, промежуточные и активные функции, которые входят в компетенцию государственного сектора. Среди минимальных, которые он называет общественными благами, наболевшая для всех сегодня проблема – здравоохранение. Расширение сферы приложения государственной активности не означает автоматически создание авторитарного или тоталитарного государства. Модернизация государственного сектора может развиваться двумя путями. Один из них в сегодняшних условиях приобретет актуальность. Это путь мирных политических реформ, которые опираются на коалицию социальных групп.

Однако Ф.Фукуяма рассматривал данную проблему в так называемых мирных условиях. В период кризиса именно государственный сектор выходит на передовую, потому что общественные блага должны обеспечиваться именно им – так, по крайней мере, начинают думать практически все слои населения. «Да делайте же что-нибудь, делайте» – примерно такие призывы слышатся со всех сторон. Кроме того, население нуждается в успокоении и утешении. В этой ситуации правительство берет на себя ответственность, что автоматически расширяет круг его полномочий. Конечно же, с оговоркой, что это временные меры. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. В этой связи и разворачивается сегодня дискуссия относительно перераспределения функций в государствах и выводах о начале системного кризиса.

Ответ на вопрос, насколько серьезными могут быть последствия, возможно, следует искать в истории государств, которые образуют сегодня Европейский союз. Среди них ученые и эксперты выделяют «старые» и «молодые» демократические государства. Предположить, что пандемия в состоянии разрушить систему жизнедеятельности «старых» демократий, которая по кирпичику закладывалась в течение столетия с лишним, конечно, можно, но с большой натяжкой. Седина может распространиться, но сила духа вряд ли может развеяться очень быстро.

Костяк «молодых» демократий составляют страны, которые вошли в ЕС в 2004 году. Пожалуй, самой амбициозной является Вышеградская группа. И вот здесь можно предположить смещение в плоскость человеческих слабостей. Европейский «колокол» пробудился по вине президента Венгрии Виктора Орбана. Принятый им пакет государственных мер, направленных на противостояние пандемии, сочли не просто чрезмерным. В них увидели «нулевого» пациента, который может подать плохой пример для остальных. Польша, Чехия и Словакия отреагировали на кризис быстро и оперативно, полагаясь вначале на свои силы и только затем обращаясь к общим европейским структурам. Социалистическое прошлое научило их держать «порох сухим».

Однако, прежде чем предполагать опасность, которая может исходить от амбиций их лидеров, нелишним будет вспомнить их путь в Европейский союз. Они сделали свой выбор раньше – в 1999 году. Оценивая свой шаг по вступлению в НАТО, Польша говорила о том, что они не просто сделали выбор между Востоком и Западом, ими руководило глубокое желание наверстать упущенное в цивилизационном пути развития. Польша, по образному выражению Я.Качиньского, является оплотом свободы в Европе. У нее есть шанс стать хранителем демократических ценностей Европы. В этом упорном желании занять подобающее ей место в Европе и мире просто утонут личные амбиции лидеров. Чехия, Словакия и Венгрия не так страстны в своих высказываниях, но их кровоток не может пойти вспять, потому что свобода и демократия для них не пустые слова или предвыборные лозунги. Это их история и память о событиях 50–60 гг. XX века.

В деле сохранения демократии нельзя забывать о США. Как показывает исторический опыт, чем сложнее условия, тем крепче и жизнеспособнее США. Сегодня они говорят о пандемии как о вызове нации. И абсолютно уверены в том, что они победят. Иначе просто и быть не может. 16 апреля 2020 года Государственный департамент США представил «План действий Правительства США в поддержку международных мер по реагированию на COVID-19». Угроза возникновения инфекций признается повсеместной. Пакет мер, получивший красноречивое название «SAFER», позволит воспользоваться достижениями и финансовой помощью США в целях повышения потенциала международных партнеров. «Вместе мы восстановимся и станем сильнее…» – гласит документ.

Модернизация государственного сектора – это уже неизбежность. Но на современном этапе государства имеют возможность использовать лучшие практики благодаря тому, что накоплен огромный опыт реформ. И это не будет однозначно «дедемократизацией», скорее – «перезагрузкой государственности».

«Скорость» как мерило солидарности

Солидарность в Европейском союзе (вернее, ее отсутствие) стала предметом обсуждения СМИ и далеко идущих выводов о слабости самой системы. Однако полезным было бы вспомнить, что солидарность – это уже состояние, а не процесс. Это значит, что европейское сообщество уже прошло путь к пониманию единения на основе моральных принципов сопереживания, сочувствия, взаимной симпатии в результате приверженности единым нормам и ценностям. И скорость принятия решений и оказания помощи не может и не должна быть критерием оценки состояния солидарности в ЕС.

В этой связи быстрота реакции и незамедлительная помощь со стороны Российской Федерации вызвали противоречивые чувства у европейцев. В ответ прозвучали упреки в холодности, рассудочности и «замороженности» души европейских чиновников. На лицо – простая и древняя как мир проблема непонимания слов и действий участниками процесса коммуникации. Россия, которую обвинили в зарабатывании политических очков, ничем не нарушила привычный для нее ход вещей. Вот только оперировать нужно народом – русскими. Пословица «снять последнюю рубаху» и сделать это не задумываясь, сразу вполне понятно объяснит российскую помощь. А европейский дух в это время искал «план Мольтке, который, увы, не лежал в третьем ящике стола». И так должно быть. Мир прекрасен именно своим разнообразием.

Политики даже во сне работают над своим имиджем. И в обычных условиях мы все понимаем, что так и должно быть. Но не хотим ли мы слишком много от них сейчас? Если мы их оцениваем как простых смертных, тогда не нужно требовать спасти наш мир. Каждое выступление лидеров государств просеивается сквозь сито, СМИ отбирают информацию, которая с их точки зрения наиболее полно осветит проблему и, не будем наивными, поднимает рейтинг издания.

«Enfant terrible» Восточной Европы – Беларусь в рейтинге по упоминанию страны в СМИ заняла лидирующие позиции. Это выражение, некогда введенное в литературный обиход Жаном Кокто, для европейской аудитории означает чаще всего наличие детской прямоты и откровенности, чудаковатости у взрослых. В нашем постсоветском сознании это выражение ассоциируется только с княгиней Мягкой из романа Л.Толстого. Она славилась своей простотой, грубостью в выражениях и обращении, но она говорила простые вещи, имеющие смысл, которые мало кто решался назвать своими словами. Несомненно, что «особый метод» Швеции, основанный на рекомендациях и доверии, в этом контексте рассматривается вполне адекватно, хотя и вызывает легкую критику.

Все смешалось в доме Облонских: пандемия, солидарность, авторитарные замашки, экономический кризис, выборы в США, санкции, сделка ОПЕК+, падение китайской экономики, вакцина и ежедневные данные Университета Дж.Хопкинса о количестве зараженных и умерших. В этой новостной пучине можно было бы вспомнить высказывание знаменитого Парацельса «страх ослабляет человека и отдает его на растерзание болезням». Но оно с легкой руки журналистов запустит новый маховик дискуссий, в которых будет трепетать каждый обнаженный нерв. Поэтому так важно сегодня говорить об ответственности. Особенно тех, кто работает с массовой аудиторией. Ведь складывается впечатление, что реакция и действия правительств (правильные или неправильные – это отдельная дискуссия) олицетворяют собой и качества людей, представителями которых они являются. Логичным является вопрос о том, на каком уровне отсутствует эта самая солидарность? Солидарность – это не заезд «Формулы-1», а ежедневная кропотливая работа по избавлению от бед страждущих.

Стрессоустойчивость как критерий оценки современного состояния и прогнозов на будущее

Непредсказуемость развития событий, которые сегодня именуются «черными лебедями», требует переосмысления концепций развития внутренней и внешней среды государств. В критических условиях государства должны иметь своего рода базовый набор «защитных средств», которые позволят им выжить в любых условиях. Система может быть повреждена, но не разрушена.

Организм государства, как и организм человека, состоит из множества клеток, которые выполняют самые разные функции. А нормальное состояние внутренней среды организма поддерживается и контролируется иммунной системой. Иммунитет защищает организм от внутренних и внешних влияний и обеспечивает сохранение постоянства внутренней среды.

В отношении государства таковым иммунитетом может стать концепция «стрессоустойчивости». Под ней понимается способность государств реформироваться, сопротивляясь внутренним и внешним кризисам, сохранять и восстанавливать свои функции. Ключевой характеристикой «стрессоустойчивости» является объединение в единую систему угроз и ресурсов, которые позволяют с ними справиться. В системе государства такого рода баланс достигается на имеющемся уровне или на качественно ином.  «Стрессоустойчивость» – это своего рода матрица, где все части взаимосвязаны. Чужеродные тела вызывают внутреннее возмущение в системе, но основные клетки иммунной системы производят перегруппировку элементов и устанавливают равновесие. Однако такого рода подход требует понимания того, что все ресурсы системы должны поддерживаться на одинаковом уровне, иначе они не смогут стать тем резервом, который может быть задействован в условиях угрозы.

Ситуация с пандемией показала, что критическая инфраструктура (здравоохранение) приняла на себя всю тяжесть кризиса, оказалась неподготовленной и всерьез угрожает государствам прекращением выполнения жизненно важных функций. Многие страны столкнулись с проблемой отсутствия ресурса резерва. Значит, система управления как таковой слаженной системой не является. Схожая проблема наблюдается и в международном сотрудничестве. Перед лицом масштабного кризиса координирующие международные структуры (ВОЗ) оказались неподготовленными и не обладающими ресурсом адаптации к вызову.

Одной из важных проблем, с которой столкнулись государства в условиях пандемии, стал страх населения перед малоизученным, непредсказуемым «врагом». Уровень нервозности и напряжения населения возрастает в геометрической прогрессии. Единственной тактикой, которая была использована государствами для решения этой проблемы, стала публикация данных о количестве зараженных и умерших. Взвесив все риски, большинство стран пошло по пути «лучше горькая правда, чем сладкая ложь». Сложно сказать сегодня, насколько этот шаг эффективен в снижении уровня напряжения. Это вопрос для будущих исследований и краеугольный камень в концепции стрессоустойчивости.

Второй по значимости проблемой, вызванной влиянием пандемии, стал нарастающий экономический кризис. Экономической терминологией население планеты жонглирует не менее виртуозно, чем медицинской. Главное отличие заключается лишь в том, что такого рода кризисы нам знакомы, они предсказуемы, есть «вакцина».

«Греческий хор» экономистов уже вынес свой вердикт. Страницы печати запестрели терминологией, которая бросает вызов медицине. Но даже невооруженным глазом видно, что сценариев выхода из этой ситуации предлагается более чем достаточно. Вопрос лишь заключается в том, как воспользуются этими советами государства. И вот здесь вновь проблема плавно перетекает в область полномочий государственного сектора. В крайней точке выходит на роль лидеров государств, которые должны взять на себя ответственность, принять решение и отвечать за последствия. Сложность и уникальность текущей ситуации заключается в том, что необходима кооперация как на внутригосударственном, так и международном уровне.

Кто же может стать ее основными субъектами-участниками? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности и связан он с кругом проблем, которые были спровоцированы пандемией и рассмотрены выше. Итак, государственный сектор, бизнес и гражданское общество – вот три кита, которые смогут сформировать «стрессоустойчивость» государства и в дальнейшем позволят системе адекватно реагировать на вызовы и угрозы.

Самая сложная задача для первого участника. Привычная жизнь основательно подорвана пандемией, но основные проблемы еще впереди. Профессия политика вскоре станет сродни профессии хирурга. Чтобы организм вернулся к здоровому состоянию, рану необходимо очистить. Да, причинив боль и страдание ради будущего выздоровления. Сегодня для лидеров государств пришло время принятия неординарных, возможно, даже непредсказуемых, решений. Страх, разочарование, ожидание преимущественно худшего можно победить только удивлением. Ничто так не может сплотить общество, как чувство сопричастности к принятию решений, определение общей задачи и совместное ее выполнение. Однако каждый из элементов системы должен уметь не только работать в команде, но и обладать навыками самоорганизации. Родить здорового ребенка можно только тогда, когда все подсистемы организма функционируют слаженно.

Выводы

Станет ли пандемия раковой опухолью, которая запустит механизм разрушения систем ценностей, государственного управления, мирового порядка в целом? Несмотря на огромное количество пессимистичных прогнозов, иммунная система, как известно, обладает определенным запасом устойчивости. Особенную прочность ей придает иммунологическая память, которая проявляется как ускоренный и усиленный специфический ответ на повторное появление «врага». Уже сегодня эксперты отмечают важный положительный эффект пандемии – снижение агрессивности противостояния ведущих держав. Эта тенденция, очевидно, будет краткосрочной, но позволит пересмотреть отношения друг с другом с учетом новых реалий. Время верных друзей, надежных союзников уже давно ушло в прошлое. И совсем не COVID-19 стал тому причиной. Партнерство, основанное на принципах умеренности, взвешенности и прагматизма, может стать платформой стратегического взаимодействия или, по крайней мере, окном для сохранения диалога. Соперничество между государствами неизбежно, ибо его отсутствие будет противоречить самой природе.

Очевидно, что «метаболизм» демократии нуждается в ускорении. И вирус COVID-19 может стать новым видом питательного вещества, которое, с одной стороны, приведет систему к состоянию стресса, а с другой – будет способствовать ее оздоровлению, усилению иммунитета, повышению работоспособности, качества и продолжительности жизни.

За оценкой духовного состояния общества лучше всего обратиться к поэтам.

"Больные люди всегда порядочнее здоровых: только больной – действительно человек, члены его рассказывают историю своих страданий, они одухотворены".   Генрих Гейне

Автор: Ольга Лазоркина, кандидат исторических наук