Дата публикации

Компетентный вторник: специалисты — о способах обеспечения информационной безопасности в свете развития современных технологий

Обилие фальшивой или недостоверной информации становится общемировым злом. Провайдеры бьют тревогу: до 60 процентов интернет-трафика планеты обеспечивают боты — искусственные программы, занятые в том числе и распространением фейков. Становится все очевиднее, что ситуация требует решения. Но какого? В январе этого года министр информации Александр Карлюкевич заявил, что считает необходимым внести в действующее законодательство изменения, которые утвердят противоправный характер так называемых фейков. Чтобы выяснить суть складывающейся ситуации и вариантов защиты информационного пространства нашей страны, «СБ. Беларусь сегодня» пригласила к разговору серьезных собеседников. Гости сегодняшнего «Компетентного вторника» — председатель Постоянной комиссии Совета Республики по международным делам и национальной безопасности Сергей Рачков, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по национальной безопасности Олег Белоконев и аналитик Белорусского института стратегических исследований (БИСИ) Виталий Демиров.

В чем опасность?

С.Рачков: Мне кажется, слишком много внимания мы уделяем сегодня фейкам. Да, такое явление есть. И присутствует оно в большей степени в социальных сетях, где многие стараются удовлетворить свое эго, как-то реализовать себя. И идут для этого на различные трюки, в том числе распространяя различную информацию, порой заведомо недействительную. Иное дело, когда фейковая информация становится инструментом информационного и внешнеполитического воздействия. В таком случае к этому явлению надо подходить со всей серьезностью и противодействовать ему на системной основе. Речь идет о продумывании системы противодействия — противоядия, которое бы помогло обществу и государству не попасться на крючок такой информации. Задача это непростая, тем более что участников информационного поля становится все больше. К тому же самое масштабное, как правило, — внешнее информационное воздействие. Поэтому сегодня задача государства, парламентариев — наработать систему противодействия таким угрозам как на законодательном уровне, так и в практической сфере.

О.Белоконев: В Беларуси принята Концепция информационной безопасности страны. Думаю, в рамках этой концепции и должны появиться дальше конкретные механизмы воздействия. Настораживающих моментов становится все больше. Скажем, сегодня в соседних странах создаются центры кибернетической безопасности — но только ли безопасностью намерены они заниматься?

Есть столпы государственности, на которых зиждутся суверенитет, независимость, территориальная целостность. В основном это структурные элементы военной организации государства. И чтобы расшатать эти столпы, снизить их авторитет, опорочить их и дискредитировать, на них начинаются определенные нападки. Но ведомство ли, оказавшееся под таким ударом, должно себя самостоятельно защищать или все же нужна система реагирования на подобные вещи?

В.Демиров: Фейки — это общий тренд, связанный в целом с реорганизацией информационного пространства. Если на заре интернета основной массив составляли сайты информагентств и присутствовала централизованная архитектура управления интернетом, то впоследствии была осознана экономическая нецелесообразность подобного. Более эффективно, когда сами пользователи наполняют контент, модерируют его, правят, дополняют своими личными данными. Побочным эффектом децентрализации интернет-пространства и стало распространение фейков. Если раньше это могли делать только те, кто управлял каналом взаимодействия с большой аудиторией, а таких информ­агентств было немного, то сегодня каждый блогер, владелец аккаунта может вещать на достаточно широкую аудиторию.

Виталий Демиров
Виталий Демиров
Сергей Рачков
Сергей Рачков
Олег Белоконев
Олег Белоконев

Как распознать?

С.Рачков: Как специалист в области формирования политической культуры и политической социализации личности (у меня кандидатская диссертация защищена на эту тему) могу с полной уверенностью сказать вот о чем.

Только высокий уровень развития политической культуры позволит человеку самостоятельно и правильно определять содержание получаемой им информации. И тестировать ее на предмет фейковости.

Фейки на службе у коммерцииВ работу по воспитанию такой культуры должны быть вовлечены все: семья, школа, государство и общество, детские и молодежные организации. Западные ученые утверждают, что политическая культура формируется в детском возрасте. И по выходу из школы у молодого человека она уже сформирована, развивать и корректировать ее дальше не получится. Я придерживаюсь иной точки зрения: политическая культура личности — это многомерное, незастывшее явление, которое формируется и развивается постоянно, в процессе всей жизни человека. Поэтому очень важно заниматься развитием политической культуры — как отдельной личности, так и социальных групп, особенно молодежи — постоянно. Именно это может помочь сформировать у человека отторжение фейковой информации.

О.Белоконев: Следует учитывать также, что на фейковые новости все реагируют по-разному. Кто-то более осведомлен о реальном положении вещей — такие люди не обратят на фейк никакого внимания. Но основная масса в фальшивку может поверить. Недавний пример: ряд источников распространил информацию о том, что поляки зовут на работу белорусских врачей — на высокие зарплаты и даже без подтверждения своих профессиональных компетенций. Казалось бы, просто явный лохотрон — но ведь оказались и те, кто купился на подобное. Можно привести массу примеров и того, как от своего непонимания, а то и вовсе скудоумия люди активно сотрудничают с некоторыми анонимными телеграм-каналами, иными источниками фейковой информации.

В.Демиров: Для распознания фейков стоит смещать акцент внимания с формы подачи информации на ее смысл. При виде невероятного, гиперболизированного заголовка реалистичность новости стоит проверить по иным источникам. Или, скажем, если вы видите в интернете без временной метки — такую информацию стоит забить в поисковик, выставив условие поиска «год назад». И если эта новость опять всплывет уже в архиве, значит, это фейк: временную метку на нее не поставили специально, чтобы продлить срок жизни этого фейка. Наконец, фейки, как правило, несубстантивны, то есть содержания в них мало. Когда человек в курсе относительно всех этих маркеров фейковой новости, нормальная критичность у него останется.

Глобальный заслон

Facebook объявил борьбу роликам, в которых голоса людей синтезированы с помощью нейросетей. С 1 января в Китае распространение фейков объявлено уголовным преступлением. А чуть ранее Министерство обороны США заявило о начале крупномасштабного проекта по разработке программного обеспечения, которое могло бы обнаруживать подделки в разнообразном контенте.

В поисках цифрового иммунитета

О.Белоконев: Когда мы рассуждаем про способы защиты от фейков, мнения по этому поводу порой сильно расходятся. Одни говорят, что парламентарии пишут законы — и именно им надо заниматься противодействием фейкам. Но с другой стороны, есть специальные структуры, которые должны заниматься в том числе и информационной безопасностью. Еще момент: чью операционную систему мы используем? Американскую! А ведь у нас есть Парк высоких технологий, появилась даже своя криптовалюта. Так почему бы не разработать и свою операционную систему? Которая могла бы блокировать фейки, распознавать ботов и так далее.

В.Демиров: Технически прописать в операционной системе алгоритм выявления фейков достаточно сложно: это должна быть как минимум интеллектуальная программа. Истина, как правильно бороться, мне видится посередине. Надо развивать навыки цифрового иммунитета, критичности. Любая технология, развиваясь, проходит определенную эволюцию. И если она имеет серьезный потенциал, то располагает и определенными деструктивными аспектами. Для нивелирования которых сперва включаются нормативно-правовые механизмы, а затем поспевает и технический инструментарий. Скажем, когда социальная сеть уже на базовом уровне имеет встроенные инструменты выявления фейка, его маркировки и возможности удаления. На данный момент специалистами Калифорнийского университета разработан специальный интеллектуальный алгоритм на основе машинного обучения, который способен проверять правдивость информации в новостном контенте. В данном случае происходит определение семантического сходства слухов с информацией на множестве других сайтов при помощи нейросетей. При этом алгоритм способен объединять в один кластер новостные сайты на разных языках, главное, чтобы новость была об одном и том же событии. Он производит сбор определенных характерных черт для определенных слухов, организует их в модели и осуществляет классификацию на поддельные (фейковые) и реальные. Другим решением может стать появление инструментов маркировки оригинального контента цифровой подписью устройства, на котором оно создано. Но я согласен: нужно стремиться к импортозамещению в области операционных систем и созданию своей инфраструктуры, тем более что сегодня в большей степени развивается не рынок софта, а рынок «железа». И от него уже развивается система приложений, продуктов и сервисов.

Тот, кто владеет устройством, инфраструктурой, в дальнейшем задает и ее экономическую стратегию. Более того, существуют всего 11 провайдеров первого уровня, которые назначают IP-адреса нашим провайдерам и владеют, по сути, всей инфраструктурой интернета.

Как показывает пример Китая, именно инфраструктурная автономность позволила ему дальше реализовывать собственные приложения и создать Великий китайский файрвол (China’s Great Firewall, CGF) — грандиозный сетевой фильтр, основанный на современных принципах искусственного интеллекта. Это весьма дорогая инфраструктура, но стремиться к ее созданию, в том числе, возможно, в кооперации с другими странами, нужно.

Наука обмануть

В Германии растет количество фейковых научных исследований. Аналитики выяснили, что около 400 тысяч исследователей по всему миру используют сомнительные с научной точки зрения журналы для публикации своих работ. В самой Германии с 2013 года количество таких публикаций возросло в 5 раз.

С.Рачков: Мне кажется, мы слишком увлечены различными техническими новинками. Если кто-то сумел создать технологию, которая сможет самостоятельно распознавать фейк, это замечательно. Но все же мы не должны упускать и человеческий фактор. И больше насыщать свое информационное пространство оперативной, выверенной и интересной информацией, событиями своей страны, обеспечивая одновременно информационный суверенитет своей страны и безопасность. Давать больше анализа происходящих событий. А вот рассматриваемым порой методом «фейком против фейка» явление это не победить, что хорошо продемонстрировал громкий скандал 2018 года с украинским журналистом Бабченко. Кстати, и этот факт, и многие другие позволяют сегодня делать вывод о том, что у людей все явственнее начинает вырабатываться иммунитет к фейковой информации. Потому что каждый человек себя уважает и не хочет оказаться обманутым.

Сергей РАЧКОВ:

— Фейки — явление не новое, оно имело место и в XVIII, и в XIX веках, просто называлось иначе. С помощью недостоверной, а то и откровенно лживой информации и биржи обваливали, и инсайдерские сведения подавали так, чтобы обеспечить те или иные коммерческие интересы. Другое дело, что сегодня это явление приобрело массовый характер, его используют в самых разных целях. И самая опасная из них — формирование психологической установки людей на недоверие к власти, принижение достигнутых результатов в социально-экономическом развитии, дискредитацию основ государственности и морали.

Виталий ДЕМИРОВ:

— Сегодня идет определенная техническая «гонка вооружений». И на весах две противоположности. Одна связана с развитием и быстродействием технологий, а другая — с их безопасностью. Можно защитить любую систему максимально надежным образом, но скорость ее работы и эффективность снизятся. И наоборот. Поэтому сегодня идет как раз просчет этих рисков и балансов — экономических, технических. Оптимальное решение, думаю, рано или поздно будет найдено.

Олег БЕЛОКОНЕВ:

— К сожалению, в борьбе с фейками экономическая сторона вопроса всегда будет превалировать над технической. Условно говоря, если появятся некие технические прогрессивные вещи, которые блестяще борются с фейками, но при этом приводят крупную соцсеть к убыткам, та никогда не пойдет на их внедрение. И умолчит о самом факте существования таких инструментов, даже если сама будет их разработчиком.