Дата публикации

Не нефтью единой: почему нефть стала разменной монетой интеграции

События 2019 и начала 2020 года характеризовались быстрым переходом узкопрофильной ведомственной темы закупки нефтересурсов в политическую плоскость и формированием ее в качестве основного направления информационного давления на Беларусь.

Активные переговоры 2019 года по согласованию дорожных карт интеграции в рамках Союзного государства нивелировались несговорчивостью российской стороны по условиям поставки нефти в Республику Беларусь. 

В чем причина таких изменений? Только ли дело в нефти? В действительности — нет. Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко на совещании с Правительством 3 марта 2020 года отметил: «Условия поставки нефти в ультимативной форме увязываются с иными проблемами, которые желает решить страна-поставщик. Происходит это без оглядки на действующую договорную базу и принципы построения наших отношений… Отдельные государства поняли, что при помощи вентиля на нефтяной трубе выгодные им вопросы решаются значительно легче. Не думайте, что я намекаю здесь только на Россию. Это стало нормой для государств планеты, которые имеют от господа такое счастье. К сожалению, несмотря ни на какие взаимные обязательства, такая практика стала применяться и в отношении Беларуси».

Получается, что нефть выступает инструментом для достижения иных, не связанных с энергоресурсами, целей. Важно помнить, что интенсивная проработка вопросов интеграции в рамках Союзного государства началась задолго до 2019 года и пресловутых дорожных карт. Формы «подготовки» общественности к данному вопросу носили в основном характер интенсивного информационного воздействия на белорусское и российское население и экспертное сообщество.

С 2015 года в медиапространстве Беларуси появилось значительное количество информационных ресурсов, основная цель которых сводилась к продвижению интеграционной «повестки». Помимо открытых интернет-ресурсов велась работа и по созданию сети анонимных Telegram-каналов, выступающих с критикой внешней и внутренней политики Беларуси. Освещение событий отличалось повышенной эмоциональностью и негативной окраской по отношению к нашей стране.

Изменение условий поставок российской нефти в Беларусь в связи с налоговым маневром изменило риторику. В начале 2020 года впервые открыто прозвучала информация о реальных условиях поставок. Многие эксперты уже сейчас констатируют, что российские предприятия не справляются с налоговым маневром, правительство вынуждено, одной рукой забирая у них деньги за счет налога на добычу полезных ископаемых, другой рукой возвращать через обратный акциз и демпфирующий коэффициент.

— Когда мы платили всего лишь половину мировой цены, она (премия поставщикам нефти) имела какой-то экономический смысл. Теперь, когда для нас мировая цена уже сжалась, платить эту премию — сумасшествие, — подчеркивал первый вице-премьер Дмитрий Крутой.

— Если мы получали в прошлом году от пошлины 1 млрд долларов, а в 2020 году за счет снижения этой самой пошлины (она же все время снижается) получим, допустим, 700 млн долларов. Он (Путин — Прим. ред.) сказал: «Мы 300 млн долларов компенсируем. В том числе за счет премий компаниям», — заявил 27 февраля 2020 года Президент Беларуси на встрече с главой Евразийской экономической комиссии Михаилом Мясниковичем.

Республика Беларусь рассматривает вопрос о премиях необоснованным требованием российской стороны в связи с тем, что нефть из России и так дорожает из-за налогового маневра. Теперь цена российской нефти для Беларуси составляет примерно 83% от мировой. Внесение соответствующих поправок в налоговое законодательство — это внутреннее дело России. Но на практике данная ситуация нарушает подписанный 29 мая 2014 года Договор о создании ЕАЭС, экономические механизмы которого должны быть направлены на сглаживание неизбежных издержек конкурентной борьбы в условиях свободного рынка, возникающих от союза добывающих стран со странами, не имеющими природной ренты.

В условиях необоснованных требований по премии и невозможности решить окончательно вопросы компенсаций из-за налогового маневра ожидаемым стало заявление Президента Республики Беларусь о необходимости интенсификации работы по альтернативным поставкам нефти и выработке комплексных и системных инфраструктурных решений в области логистики поставок нефти в Беларусь через Прибалтику и Украину.

Основой обеспечения экономической безопасности государства является сбалансированная система как экспортных поставок (освоения внешних рынков), так и импорта, в первую очередь, энергетических ресурсов. В условиях роста напряженности в международных отношениях среди ключевых факторов Республике Беларусь важно создать условия для исключения монопольного влияния и сохранения «права выбора». Выбранный белорусским руководством курс на диверсификацию топливно-энергетической корзины является верным не только с точки зрения логики регионального взаимодействия с Россией, но и с позиции оценки глобальных трендов в энергетике.

Стратегия развития нефтехимического комплекса Беларуси до 2030 года предполагает ряд мер по увеличению инновационной составляющей в конечных продуктах. Для этого на фоне гибкой загрузки мощностей будет реализована специализация белорусских НПЗ. Так, Мозырский НПЗ сохранит топливную направленность, а «Нафтан» пойдет по инновационному пути развития нефтехимического комплекса.

Обозначенная Президентом Республики Беларусь диверсификация поставок сырья в соотношении 40% (Россия) — 30% (через порты Балтики) — 30% (через порты Украины) позволит достичь нужной экономической устойчивости и технологического соответствия необходимого для белорусских НПЗ сырья.  

не нефтью единой

Текущий тренд на резкое снижение мировых цен на нефть — прогнозируемый. Эксперты говорили о нем еще в конце 2019 года. Тогда многие азиатские, американские и европейские аналитические центры в открытых публикациях предупреждали о грядущем резком спаде цен на нефть. Эксперты обращали внимание на интенсивные переговоры представителей мировых энергетических компаний с правительствами стран Ближнего Востока, Китая и Евросоюза о «выдавливании» России с традиционных рынков сбыта нефти. Условия для резкого снижения цен на нефть на протяжении последних полутора-двух лет формировали замедление экономического роста и чрезмерно завышенная стоимость активов на мировых фондовых и долговых рынках. 

6 марта 2020 года в связи с падением мирового спроса из-за эпидемии коронавируса Россия отказалась сокращать добычу нефти. Саудовская Аравия в ответ объявила о планах нарастить добычу с 9,7 до 12 млн баррелей в сутки и с 7 до 10 млн баррелей в день увеличить экспорт, а также ввела беспрецедентные скидки на свои поставки — 6 долларов за баррель для Азии, 7 долларов для США и 8 долларов для Европы. Американская нефть WTI подешевела до 20 долларов — втрое с начала года. Нефтяные котировки обновили минимумы десятилетий.

Согласованный на 2020 год индикативный баланс на поставку 24 млн т нефти из России в Беларусь в реальности может составить вдвое меньше. Высвободившиеся объемы высокосернистой Urals сейчас для России скорее проблема, чем ресурс. 

Нефтяное противостояние, усиленное пандемией коронавируса, меняет сложившийся ландшафт мировой экономики. Очевидно, США приложат максимум усилий, чтобы десятки американских сланцевых компаний не оказались на грани банкротства. Минфин США поместил в санкционный список две трейдинговые дочерние компании «Роснефти», которые, по данным США, занимались торговлей венесуэльской нефтью, невзирая на санкции в отношении правительства Венесуэлы. Из-за санкций США Китай не допустил «Роснефть» к участию в тендере на поставку нефти.

В изменившихся условиях начинают складываться новые энергетические альянсы. Финальный расклад сил пока виден условно.

При структурной коррекции мировых рынков (иначе — это обвал) ключевые центробанки мира, в первую очередь ФРС США, ориентированы на предоставление бизнесу «дешевых денег» (с крайне низкими или нулевыми ставками по процентам) для ускорения технологической трансформации и модернизации в целях снижения себестоимости и создания новых инновационных продуктов.

В то же время белорусская нефтехимическая отрасль уже завершает обновление производств, ожидая усиления в будущем так называемой технологической конкуренции между ключевыми игроками рынка нефтепродуктов. Повышение интереса к Республике Беларусь со стороны иностранных поставщиков дает возможность создавать конкурентные условия для получения от нефтяных компаний выгодных предложений по поставкам энергоресурсов.