Дата публикации

«Волчьи тропы» «лесных братьев» в Беларуси

Russian Belarusian English

На церемонии перезахоронения повстанцев 1863–1864 годов в Вильнюсе, состоявшейся в ноябре 2019 года, президент Польши Анджей Дуда озвучил один из новых трендов польской исторической политики, напрямую касающихся Беларуси. Наряду с поляками, литовцами, латышами и украинцами белорусы были названы хранителями исторического наследия Речи Посполитой (РП). Прозвучал также посыл об общности памяти наследников РП, боровшихся вместе за «освобождение от московского ярма». А.Дуда сравнил повстанцев 1863–1864 годов с участниками антикоммунистического подполья («проклятые солдаты») Польши и Литвы («лесные братья»).

С 1 марта 2011 года в Польше отмечается Национальный день памяти «проклятых солдат». В этот день стал традиционным забег памяти «По волчьей тропе» в честь участников антикоммунистического подполья. Польская инициатива нашла сторонников и в других странах (Литва, Великобритания, США). В 2019 году «альтернативный» Союз поляков в Беларуси провел подобное мероприятие в Волковыске.

Накануне 75-летия Победы над нацизмом президенты Латвии, Литвы и Эстонии в совместном заявлении отметили, что «конец Второй мировой войны не принес свободу народам Центральной и Восточной Европы. После войны СССР использовал против них «подавляющее военное превосходство, неизбирательные репрессии, массовые депортации и тотальный идеологический контроль». На смену одного тоталитарного режима пришел другой.

В статье, опубликованной газетой «Франкфуртер альгемайне цайтунг», главы МИД Латвии, Литвы, Эстонии и Украины акцентировали внимание на том, что Советский Союз «оккупировал и аннексировал» страны Балтии. «Движения сопротивления» были жестоко подавлены. Судьбу прибалтийских народов разделили и украинцы.

Даже министр иностранных дел Германии Хайко Маас в резонансной статье «Нет политики без истории», опубликованной в мае 2020 года журналом «Шпигель», не преминул упомянуть, что для жителей Польши, Прибалтики и других стран Восточной Европы «радость победы над национал-социализмом связана с началом другой формы несвободы и навязывания чужой воли».

Можно с уверенностью утверждать, что в европейском нарративе наметился новый тренд – проблематика антикоммунистического «движения сопротивления», которая непосредственно затрагивает и белорусскую политику памяти.

О сформировавшемся образе «проклятых солдат» в историческом сознании белорусов, а также закрепившемся нарративе в белорусской политике памяти автор уже высказывал свое мнение (https://bisr.gov.by/mneniya/kommentariy-bisi-istoriya-partizany-politicheskiy-raskol/proklyatye-i-otverzhennye). Вниманию предлагается материал о деятельности на территории Беларуси в послевоенный период литовских «лесных братьев».

Образование антисоветских подпольных литовских организаций началось в 1940 году, сразу после вхождения Литвы в состав СССР на правах союзной республики. В это время в Германии бывший литовский посол в этом государстве полковник Казис Шкирпа создал Фронт литовских активистов (ЛАФ, здесь и далее сокращения приводятся от названия подпольных структур на литовском языке – И.В.). Целью подпольной организации провозглашалась борьба за восстановление независимости и территориальной целостности Литовской республики с помощью Германии. В 1940 году К.Шкирпа нелегально прибыл в Литовскую ССР и приступил к организации подпольных структур ЛАФ в республике. 23 июня 1941 года в Каунасе участники ЛАФ захватили городскую радиостанцию и начали восстание против советской власти.

В декабре 1942 года политические силы, ориентировавшиеся в восстановлении Литовской республики на помощь США и Великобритании, создали Верховный литовский комитет во главе со Стяпонасом Кайрисом. В начале 1944 года подпольная организация была реорганизована в Верховный комитет освобождения Литвы (ВЛИК). Предполагалось, что после поражения Германии ВЛИК выступит перед правительствами США и Великобритании в качестве носителя государственной власти и потребует от них помощи для выхода Литвы из состава Советского Союза.

Помимо политических центров литовского подполья в годы Великой Отечественной войны были созданы его вооруженные формирования. В 1941–1942 годах образовалась Армия освобождения (свободы) Литвы (ЛЛА). В 1942 году с помощью спецслужб Великобритании был создан Союз борьбы за освобождение Литвы (ЛЛКС).

Литовское подполье строилось по территориальному принципу. Общее руководство подпольной борьбой осуществлял Верховный военно-повстанческий штаб, подчинявшийся ВЛИК.

Незадолго до освобождения Литвы советскими войсками руководители ВЛИК покинули территорию республики. В 1945 году его штаб-квартира находилась в Вюрцбурге (американская зона оккупации Германии), затем в Пфуллингене (французская зона оккупация Германии). В начале 1950-х годов ВЛИК обосновался в США.

Верховному военно-повстанческому штабу подчинялись 6 окружных комитетов освобождения Литвы со своими окружными военно-повстанческими штабами. В зону ответственности окружного комитета № 6 во главе с полковником бывшей литовской армии Виткусом («Казимирайтис») наряду с Вильнюсским, Тракайским, Швенченисским, Ейшенским и Алитусским уездами Литовской ССР вошли также Сопоцкинский, Радуньский районы Гродненской области, Островецкий, Свирский, Поставский районы Молодечненской области и Видзовский район Полоцкой области Белорусской ССР (административно-территориальное деление приводится на момент описываемых событий – И.В.), на территории которых проживали этнические литовцы.

В качестве основной цели борьбы подпольных структур провозглашалось полное восстановление независимости Литвы в границах 1940 года. После признания советских послевоенных границ США и Великобританией по итогам Ялтинской и Потсдамской конференций литовское подполье приобрело явный антисоветский характер. Цели ВЛИК в новых условиях могли быть достигнуты лишь в результате отторжения Литовской ССР от Советского Союза в ходе вооруженного восстания подпольных антисоветских структур, поддержанного странами Запада.

Каждый «лесной брат» («воин свободы», «партизан») принимал присягу и был обязан всегда и при всяких обстоятельствах с оружием в руках (или другими способами) бороться с «русским большевизмом и другими врагами литовского народа». Большое внимание уделялось соблюдению конспирации. Каждый участник подполья мог именоваться только псевдонимом.

В непосредственные задачи «лесных братьев» входила борьба с «коммунистическим, большевистским духом и деятельностью, вредной для литовского народа». Необходимо было развивать «литовское национальное чувство самосознания государственности», усиливать «душевную стойкость литовцев» в борьбе против их угнетателей. Одна из важнейших задач заключалась в разоблачении деятельности «предателей» и применении к ним строгих мер возмездия. К подобной категории «лесные братья» относили прежде всего представителей советской власти, а также лиц, оказывающих им поддержку или просто сочувствующих.

В 1944–1947 годах литовские «лесные братья» под руководством ВЛИК пытались решить свои задачи, делая ставку на открытую вооруженную борьбу с советской властью. Однако эта практика не принесла успеха. В результате большинство территориальных звеньев и вооруженных формирований ВЛИК, ЛЛА и ЛЛКС были разгромлены. В результате перегруппировки сохранившихся сил, а также благодаря помощи спецслужб США и Великобритании возникли новые руководящие центры антисоветского подполья на территории Литовской ССР. В 1948 году по инициативе ВЛИК был образован Президиум общедемократического движения сопротивления. В феврале 1949 года возник Президиум ЛЛКС, который возглавил капитан бывшей литовской армии Йонас Жемайтис («Витаутас»).

В 1998 году литовские власти присвоили ему звание бригадного генерала. С того же года имя Й.Жематиса носит Военная академия в Вильнюсе. В марте 2009 года Сейм Литовской Республики принял декларацию, которой признал, что с февраля 1949 года до смерти в ноябре 1954 года Й.Жемайтис был фактически исполняющим обязанности президента государства, борющегося с оккупацией.

Президиуму ЛЛКС подчинялось руководство 3 подпольных областей: Южной («Немунас»), Западной («Юра») и Северо-Восточной («Миндауга»). В каждую область входило 2–3 округа. В районах БССР, пограничных с Литовской ССР, действовали подпольные формирования округа «Дайнава» (область «Немунас») и соединения округа «Витаутас» (область «Миндауга»).

В мае 1948 года на территории Радуньского района Гродненской области была вскрыта подпольная литовская группа, созданная командиром одного из формирований Президиума ЛЛКС «Меркисом», входившего в округ «Дайнава». В результате операции было арестовано 6 человек, в том числе личная связная «Меркиса» Геновайте Паулайтите («Жибокля»).

Помимо действий подпольных литовских антисоветских групп на территории Беларуси, имели место периодические рейды в республику вооруженных формирований «лесных братьев», базировавшихся в приграничных с Белорусской ССР районах Литвы.

В мае 1948 года на территории Заболотского сельсовета Радунского района Гродненской области вооруженная группа литовского подполья, прибывшая из Литвы, разгромила здания сельсовета, избы-читальни, почты, а также повредила телефонно-телеграфную связь с райцентром. В помещении почты был убит счетовод сельпо А.Савицкий.

В июне–декабре 1949 года переправившиеся из Литовской ССР «лесные братья» убили жительницу хутора Стамеровщизна Радунского района, совершили теракт в отношении председателя Заболотского сельсовета Г.Юшкевича, убийство семьи С.Воловицкой на хуторе Новая Пеляса Радунского района, а также сожгли дом депутата сельсовета И.Коляды в деревне Свентоянск Гродненского района. В январе 1950 года «лесные братья» бригады «Казимирайтис» округа «Дайнава» под командованием С.Явайшиса («Гражолиус») совершили теракт над депутатом сельсовета Мелюшем в деревне Перовцы Радунского района.

В феврале 1950 года в деревне Оболи Видзовского района Полоцкой области советская оперативно-войсковая группа натолкнулась на засаду литовского подпольного формирования «Рокаса». В результате завязавшейся перестрелки 3 сотрудника опергруппы были убиты и один ранен. Нападавшие скрылись на территории Литовской ССР.

В апреле 1950 года на хуторе Уели Свирского района был обнаружен и в результате перестрелки убит начальник штаба 5-го района бригады «Тиграс» (области «Миндауга») Л.Басис («Аушрунас», «Швитурис», «Повасарис»). У убитого были изъяты в том числе и оперативные документы штаба округа. В ходе их изучения стало известно, что представители ЛЛКС активно предпринимали меры к поиску и налаживанию связей с сохранившимися на территории Беларуси формированиями польской Армии Крайовой (АК).

Как видно из вышеприведенных примеров, во второй половине 1940-х –начале 1950-х годов литовское антисоветское подполье на территории Беларуси представляло довольно многочисленную, построенную на принципах глубокой конспирации структуру. Его влияние в западных районах БССР было ощутимым, хотя и менее значительным, чем деятельность польской АК. Цели и задачи литовских «лесных братьев» были схожими с целями и задачами польских «проклятых солдат» и заключались в борьбе за восстановление прежнего государственного устройства. Как АК боролась за возрождение Второй Речи Посполитой в границах 1939 года, так и целью литовского подполья являлось восстановление независимости Литовской республики и ее территориальной целостности в границах 1940 года.

По имеющимся данным, за период с освобождения Литвы от германской оккупации и до середины 1950-х годов литовские «лесные братья» убили около 25 тыс. человек. Из них только чуть более 500 человек являлись бойцами и офицерами советских силовых структур. Несмотря на это, в постсоветской Литве участников борьбы с «лесными братьями» обвиняют в «геноциде литовских партизан» и даже подвергают уголовному преследованию.

Попытки навязывания нового европейского дискурса о «лесных братьях» в белорусской политике памяти являются не столько «сложной темой» для отечественной историографии, сколько рискообразующим фактором для успешной реализации государственной исторической политики. Действия «лесных братьев» носили не только антисоветский, но и антибелорусский характер. Основным итогом борьбы литовского антисоветского подполья для белорусов является не укрепление их национально-государственной идентичности, а многочисленные теракты в отношении представителей не только советской власти, но и мирных жителей БССР.

В статье «К вопросу об исторической политике», опубликованной в журнале «Беларуская думка» в августе 2019 года (https://beldumka.belta.by/isfiles/000167_6073.pdf) и определившей вектор направленности государственной исторической политики, в качестве одного из возможных приемов искажения исторического прошлого белорусского народа отмечено, в том числе, «выискивание в истории Беларуси антироссийской, антизападной, антипольской, антилитовской, антиукраинской и иных составляющих для использования в деструктивных политических целях». Но в данном случае речь не идет о «выискивании» негативных фактов в истории литовского антисоветского подполья, они лежат на поверхности. Террористы и экстремисты не могут быть оправданы и героизированы в Беларуси, даже если это становится новомодным трендом европейской политики памяти.