Дата публикации

Мифы прошлого vs истории будущего

Russian Belarusian English

Отдельные исследователи и эксперты называют современную Раду Белорусской народной республики «самым старым действующим правительством в изгнании». Другие с этим категорически не согласны. Попытаемся разобраться в этом вопросе, совершив исторический экскурс.

В декабре 1917 года в качестве исполнительного органа Первого всебелорусского съезда была создана Рада. После подписания Брестского мира она объявила о создании Белорусской Народной Республики в составе России, затем декларировала независимость БНР, а себя объявила высшей властью на территории Беларуси. Однако признать провозглашенную независимость на международной арене БНР не удалось. В итоге Рада БНР после смены многочисленных мест пребывания в 1919–1923 годах (Гродно, Вильно, Берлин, Рига, Ковно) обосновалась в эмиграции в Праге.

В 1919 году получила успешное развитие другая историческая форма белорусской государственности – Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР). Пройдя через перипетии Гражданской войны, военной интервенции, в 1920-е годы в рамках успешных социально-экономических преобразований и реализации политики белорусизации БССР удалось стать объединяющим началом в процессе дальнейшего развития и укрепления национально-государственной идентичности белорусов. Достигнутые успехи были очевидны и для деятелей белорусского национального движения, оказавшихся в эмиграции.

На Второй Белорусской конференции в Берлине в октябре 1925 года Рада БНР во главе с А.Цвикевичем передала свои полномочия правительству Белорусской ССР, признала Минск единственным культурным и политическим центром, на который должно ориентироваться белорусское движение за рубежом, и приняла решение о самороспуске.

Казалось бы, что все акценты были расставлены и вопрос с Радой БНР закрыт. Однако несогласное с самоликвидацией меньшинство членов эмигрантской структуры во главе с П.Кречевским продолжило свою деятельность в Праге. К БНР и его правительству (Раде), образованным в 1918 году, эта организация не имела отношения ни по сути, ни по статусу. Общим у них было лишь название.

В 1928 году после смерти П.Кречевского место председателя Рады БНР занял В.Захарко. Однако в 1930-е годы организация практически прекратила свою работу. Самыми заметными шагами в политической деятельности эмигрантской структуры стали обращение в 1939 году В.Захарко к германским оккупационным властям с просьбой разрешить деятельность Рады БНР на территории оккупированной Чехословакии, а также направление протеста президенту Литовской Республики в связи с включением Вильно в состав Литвы.

В годы Второй мировой войны руководитель Рады БНР В.Захарко отверг предложения о прямом сотрудничестве возглавляемой им структуры с властями нацистской Германии. Тогда, в декабре 1943 года, из числа руководителей белорусских коллаборационистских организаций германские оккупанты создали в качестве так называемого «национального белорусского правительства» Белорусскую центральную раду (БЦР) во главе с Р.Островским. Второй Всебелорусский конгресс в июне 1944 года провозгласил БЦР наивысшим и полноправным представителем народа Беларуси. Однако вскоре БЦР вместе с отступающими германскими войсками навсегда покинула Беларусь и продолжила свою деятельность в Берлине.

Понимая, что крах нацистской Германии неизбежен, Островский и его сторонники попытались подготовить проект конституции Беларуси, которая после разгрома Германии открывала бы им возможности сотрудничества с США и Великобританией. В январе 1945 года проект конституции был разработан и утвержден. Документ предусматривал, что «новое белорусское государство» будет именоваться Белорусской народной республикой (БНР), а руководить ей будут президент и правительство (Рада). Однако попытки лидеров БЦР переформатировать свою деятельность не увенчались успехом.

Практически параллельно развивался другой политический процесс. В среде белорусской эмиграции активно афишировался факт, что перед смертью в Праге в марте 1943 года В.Захарко «завещал» свой пост редактору издававшейся в Берлине газеты белорусских коллаборационистов «Раніца» Н.Абрамчику. После завершения Второй мировой войны, быстро набирая сторонников, в том числе из бывших приверженцев БЦР, Абрамчик инициировал созыв съезда представителей белорусских эмигрантских организаций, который состоялся в декабре 1947 года на территории американской зоны оккупации Германии. Съезд утвердил состав новой Рады БНР и избрал ее председателем Абрамчика. Таким образом, новый руководитель сумел реализовать политическое завещание В.Захарко через создание другой организации c прежним названием – Рады БНР.

После этого произошел раскол западноевропейской белорусской эмиграции на «кривичей» (сторонники Рады БНР) и «зарубежников» (сторонники БЦР). В результате организованной широкой пропагандисткой кампании основная часть белорусских эмигрантских организаций перешла на сторону «кривичей». Рада БНР была признана американскими оккупационными властями в Германии как единственный представительный орган белорусской эмиграции, но не как белорусское правительство в изгнании. Со своей стороны, эмигрантская структура стала одним из центров по подбору кадров для использования зарубежными спецслужбами в «холодной войне» против СССР.

В сентябре 1951 года с американского самолета на территорию Беларуси для организации антисоветского подполья был десантирован эмиссар Рады БНР И.Филистович. В конце 1940-х годов он был вовлечен одним из членов Рады БНР Б.Рогулей в деятельность белорусской эмиграции, а затем завербован в разведшколу ЦРУ.

После десантирования Филистович связался с нелегальной вооруженной группой, состоявшей из бывших белорусских коллаборационистов, и приступил к ее реорганизации в одно из звеньев предполагаемой подпольной вооруженной организации со звучным названием «Белорусские национально-освободительные вооруженные силы». В сентябре 1952 года Филистович и участники подпольной группы были задержаны и арестованы. В октябре 1953 года Военный Трибунал Белорусского Военного округа приговорил Филистовича к расстрелу, а остальных – к различным срокам тюремного заключения. В настоящее время никто из осужденных не реабилитирован.

В августе 1952 года на территорию БССР была десантирована еще одна шпионская группа, прошедшая подготовку в разведшколе ЦРУ. В ее состав входили Г.Костюк («Бен»), Т.Остриков («Карл»), М.Кальницкий («Джо») и М.Артюшевский («Фин»). Острикову и Костюку были выданы документы, подписанные Абрамчиком и подтверждавшие, что их обладатели выполняют задание Рады БНР по организации связи между «белорусским правительством» и «белорусскими патриотическими организациями» на территории БССР.

Вскоре после приземления «Карл», «Бен» и «Фин» были задержаны и арестованы. «Джо» оказал вооруженное сопротивление и был убит. В ноябре 1955 года Военный Трибунал Белорусского Военного округа осудил Острикова и Костюка. В 1997 году Прокуратура Республики Беларусь пересмотрела уголовное дело и отказала в реабилитации осужденных. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР в январе 1956 года Артюшевский за содействие следствию был освобожден от уголовной ответственности.

В мае 1953 года представители американского правительства официально заявили Абрамчику, что не могут признать Раду БНР в качестве представителя «самостоятельного белорусского государства» до тех пор, пока существуют нормальные дипломатические отношения между США и СССР.

На протяжении более полувека Рада БНР продолжала свою деятельность, которая не отличалась большой политической активностью. Традиционно она заявляла о себе в годовщину провозглашения БНР, издавая очередной информационный бюллетень.

Однако в 2000-е годы Рада БНР значительно активизировалась и вновь попыталась интегрировать свою деятельность во внутриполитический процесс Беларуси. 3 ноября 2012 года в Вильнюсе на встрече лидеров некоторых белорусских политических объединений с руководителем зарубежной структуры И.Сурвиллой был принят совместный меморандум «О мерах по обеспечению независимости Беларуси» («Виленский меморандум»).

Авторы меморандума выступили за необходимость «добиваться гарантий нерушимости белорусского национального суверенитета со стороны стран Евросоюза, США и Российской Федерации, непризнания международно-правовой силы любых небезопасных для суверенного статуса Беларуси решений, которые от ее имени делает авторитарное руководство…». Участники Вильнюсской встречи, среди которых находился и первый руководитель Республики Беларусь С.Шушкевич, признали Раду БНР как «непартийный, надполитический орган белорусской исторической государственности» и обязались координировать с ней работу по достижению обозначенных в меморандуме задач, а также содействовать Раде БНР «для окончательного исполнения своего исторического мандата».

Подписавшие документ представители белорусских политических партий и организаций признали Раду БНР «резервным политическим депозитарием белорусской независимой государственной традиции» до момента избрания «демократической власти» в Республике Беларусь «на свободных демократических выборах при гарантированной государственной независимости».

Подобными действиями подписанты «Виленского меморандума» из числа лидеров отдельных белорусских партий и организаций на политическом уровне попытались синтезировать историческую преемственность между Радой Белорусской Народной Республики, действовавшей в 1918–1925 годах, и Радой БНР, фактически созданной заново белорусской эмиграцией в 1947 году.

Однако одинаковые названия не означают одинакового исторического и политического толкования. Белорусская Народная Республика, 100-летие которой отмечалось в 2018 году, в рамках выработанной современной концепции истории белорусской государственности является одной из исторических форм таковой и важным этапом формирования независимого и суверенного государства.

Рада БНР, возглавляемая сегодня И. Сурвиллой, и в рамках обозначенной концепции, и с точки зрения иных требований, предъявляемых к государству как таковому, не соответствует заявленной миссии. Это не «самое старое действующие правительство в изгнании», а одна из политических организаций белорусов зарубежья. Если говорить об исторической традиции, то современная Рада БНР – наследница не Белорусской Народной Республики, а БЦР, созданной в оккупированной Беларуси с согласия руководства нацистской Германии.

В 1945–1947 годах Абрамчик и Островский активно соперничали не только за лидерство в среде белорусской эмиграции, но и за право воспользоваться «брендом Рада БНР» в качестве названия будущей политической структуры эмигрантов. После разгрома нацистской Германии и в условиях разворачивающейся «холодной войны» им было необходимо дистанцироваться от своего коллаборационистского прошлого и скрыть его за новым-старым названием «Рада БНР» (Островскому и БЦР в большей степени, Абрамчику и Раде БНР – в меньшей).

Однако в итоге одержавшая верх в противостоянии Рада БНР включила в свой состав как тех, кто в годы войны не был связан с нацистами, так и тех, кто имел богатый опыт коллаборации, в том числе на оккупированной территории Беларуси, и даже Островского (Рогуля), входивших в состав БЦР. Большинство рядовых участников БЦР также перешло в лагерь приверженцев Рады БНР.

Анализ информации, размещаемой сегодня на ресурсах Рады БНР, в том числе электронных, показывает, что эта политическая структура «замерла» в оценке исторического прошлого. События белорусской истории, персоналии трактуются без учета кардинальных изменений, произошедших в Республике Беларусь после распада Советского Союза и обретения государственного суверенитета и независимости. Применяемая терминология осталась на уровне периода «холодной войны». Вновь тиражируются исторические мифы о «Черном коте», «белорусской партизанке». Героизируются упомянутые нами руководители Рады БНР, а также участники антисоветского подполья, действовавшего на территории Беларуси в послевоенный период («Черный кот» и его предводители).

Только в течение января 2020 года Рада БНР разместила на своих ресурсах информацию к очередной дате со дня рождения Рогули (с его фотографией в военной форме участника коллаборационистской Белорусской краевой обороны), Филистовича и Жихаря. Рогуля и Филистович ранее уже неоднократно упоминались в представленном материале. Информация о выпускнике Дальвитцкой разведывательно-диверсионной школы Абвера и руководителе антисоветской подпольной вооруженной группы Жихаре публиковалась БИСИ ранее (От героев былых времен...).

Полагаю, что прежде, чем выстраивать новые конструкты, направленные на попытки включения во внутриполитические процессы Республики Беларусь и оказания опосредованного влияния на них, Раде БНР стоило бы разобраться в собственной истории и привести свой декларируемый статус в соответствие с фактическим. Не следует забывать и об исторических уроках. Идея построения «белорусского независимого государства», пройдя через этап Белорусской Народной Республики, а затем Белорусской Советской Социалистической Республики, воплотилась в форме не только исторической, но и фактической государственности в рамках Республики Беларусь.

Попытки переиграть историю заново и реализовать идею «белорусского независимого государства» на платформе БЦР, а затем созданной в 1947 году Рады БНР, потерпели неудачу. В этой связи «Виленский меморандум» и попытки организации очередного конгресса за независимость Беларуси выглядят бесперспективными как с исторической, так и с политической точки зрения. Свой «исторический мандат» Рада БНР окончательно исполнила еще до фактического образования в 1947 году. Второго шанса на успех одному и тому же процессу история не предоставляет.