Дата публикации

Национальное государство в условиях новой «нормальности». Часть 2

Концепт «национальное государство» в постпандемическом мире

Глобализация, как некогда «призрак коммунизма», бродит по Европе и стирает национальное государство как таковое. Глобализация – это навсегда, избежать ее невозможно, мир превращается в одну большую деревню. Такие утверждения распространены повсеместно. Но в таком ли плачевном состоянии находится «национальное государство»?

На сегодняшний день написаны десятки, если не сотни трудов, посвященных роли государства в управлении экономикой. Самая примитивная классификация множества подходов позволяет разделить их на два больших течения: сторонников разумного вмешательства и резких противников, стоящих на позиции «laissez-faire» («оставить в покое»). На чашу весов были брошены административное регулирование и конкурентная борьба. Пальма первенства отдавалась конкурентной борьбе, которая активизирует все остальные процессы в любом государстве. Кроме экономического процветания, конкурентная борьба воспитывает в людях стремление к свободе, вначале экономической, а затем и политической. Широкие возможности для всех и свобода выражения мнения приводят к демократизации общества и становлению демократического государства. Однако ключевая проблема заключается в том, что стройная теория имеет дело с живыми людьми, которые в большинстве своем подвержены странной болезни, которая проявляется в неуемном желании обогащения и затем властвования. И вот когда эти процессы достигают пика, наступает острое противостояние между власть имущими и теми, кто ей не обладает. В результате приходит понимание того, что необходим еще один игрок, который отрегулирует эти процессы, причем с наименьшими потерями для всех. Таким игроком является государство.

Государство как институт зародилось в недрах кризиса. Т.Гоббс еще в XVII в. писал, что чтобы прекратить войну всех против всех, неизбежным было договорное решение о создании Суверена (государства), которое в свою очередь сделало возможным появление морально-правовой системы. Такое противостояние периодически повторялось в истории государств, особенно после Промышленной революции и установления капитализма. Таким образом, главная функция государства как тогда, так и сегодня заключается в урегулировании кризисных ситуаций. Оно выступает в роли арбитра, который уравновешивает общество и позволяет ему сохранить свою жизнеспособность.

Другие функции государства также детально исследованы в прошлых столетиях. В XIX в. немецкий экономист Ф.Лист отстаивал необходимость комплексного развития страны под крылом протекционистской политики (ночной кошмар для ТНК сегодня). Однако он отмечал, что данная политика нужна только в переходный период для укрепления экономики государства. М.Вебер говорил о рациональной бюрократии, которая вводит свободу в общественно приемлемые рамки, помогает избежать хаоса. В.Ойкен выдвинул идею о том, что государство организует рынок, проводя политику порядка. Их идеи прошли апробацию на практике в США – государстве, для которого принцип невмешательства в развитие экономики является основополагающим.

Какой бы оригинальной и неожиданной не представлялась сегодня в СМИ пандемия, для мирового сообщества такого рода потрясения не являются новшеством. История XX столетия имеет в своем арсенале как экономические кризисы, так и пандемии. Разница между ними заключается в степени повреждения экономики и эмоциональном восприятии населением данных кризисных ситуаций. Усиление роли государства в западных демократиях также не является чем-то исключительным. Это вполне естественный процесс, и он проходил циклично, в зависимости от состояния экономики и социальной напряженности.

Самым показательным в данном контексте может служить мировой экономический кризис 1929–1933 гг. и внутренняя государственная политика США. В основу «Нового курса» Рузвельта была положена идея о необходимости государственного регулирования экономики. Именно в период кризиса классический принцип невмешательства перестает действовать, а вмешательство государства приобретает решающее значение в поддержке и последующем восстановлении экономики страны. Как впоследствии было доказано, скорость восстановления и величина потерь напрямую зависят от усиления государственных функций. В дальнейшем видный теоретик Дж.Кейнс разработал теорию (кейнсианство), согласно которой государственное регулирование жизненно необходимо в период депрессии (рецессии, кризиса). В период Великой депрессии были разработаны «кодексы честной конкуренции», которые обязывали организации соблюдать ценовую политику, регулировали производство товаров и уровень занятости населения. Заметное развитие получило социальное законодательство, организация общественных работ для снижения уровня безработицы и борьбы с социальной напряженностью.

«Новый курс» Рузвельта неоднократно подвергался критике со стороны экономистов. Вместе с тем в кризисе исключительную важность имеет не только и не столько восстановление экономики, а возможность как таковая для ее восстановления. Экономисты не в состоянии справиться с острыми социальными кризисами. И вот в этом сегменте роль государства не поддается критике и сомнениям. Программа, которая была практически апробирована в США в начале XX века, не утратила свою актуальность и сегодня. Необходимо смахнуть пыль со старых подходов и действовать в современных условиях.

В современных реалиях востребованной оказалась еще одна исключительно важная функция государства, которая направлена на усиление безопасности для мирового сообщества. Известный американский политолог Ф.Фукуяма апеллирует к необходимости формирования устойчивых институтов государственного управления, которые будут эффективно осуществлять внутренний контроль и тем самым снижать риски таких распространенных сегодня угроз, как терроризм, наркоторговля и др.

Сегодня концепт «политической глобализации» развивается только в теории. Мировое правительство интересно как идея, но каким образом оно может функционировать на практике? В самом начале этого процесса придется ответить на два вопроса: легитимность и принуждение. Экономические кризисы XX столетия ясно показали, что те структуры, которые претендуют на роль глобальных управленцев (ТНК, международные организации), не в состоянии выполнить минимально необходимые функции по их преодолению. И только в рамках национальных государств возможно запустить антикризисные программы (которые не могут быть универсальными), гарантировать социальную защиту граждан и в итоге способствовать стабилизации глобальной экономики.

Таким образом, говорить о том, что в государстве как институте сегодня не нуждаются, явно преждевременно. Как и не совсем корректно заявлять о том, что пандемия COVID-19 поставила вопрос о том, какая форма правления – демократическая или авторитарная - сегодня эффективнее. Необходимо помнить о том, что демократические институты существуют как раз в государственном пространстве, а демократия реализуется посредством специфических конструкций государственного устройства.

Для того, чтобы мировой пазл вновь сложился, необходимо, чтобы каждый подготовил свой элемент. Обращение государств внутрь себя – это естественная реакция, направленная на восстановление внутренних резервов. Тесное единство, основанное на многообразии, — принцип функционирования системы, который существует в реальности и заменить его на качественно иной в настоящее время невозможно и опасно. Национальное государство является зерном глобализации, ее главным строительным элементом, который дает ей не только жизнь, но и обеспечивает стабильность, снижая тем самым системные риски.

Автор: Ольга Лазоркина, кандидат исторических наук

Читайте также: Национальное государство в условиях новой «нормальности». Часть 1